Наши услуги


Главная > Моделирующий (антицеллюлитный) массаж

Поздравляем Юлию Белорукову с медалю на Олимпийских Играх!

– За весь сезон вы лишь однажды становились призером Кубка мира, причем еще в ноябре. Что происходило потом?

– Я сразу сказала Маркусу (тренеру Белоруковой Маркусу Крамеру. – Прим. "СЭ"), что хочу в первом же старте решить задачу отбора на Олимпийские игры. А дальше уже спокойно выступать и ни о чем не думать. Поначалу все так и складывалось: я чувствовала себя хорошо, постепенно набирала форму. Но в самом конце декабря, перед "Тур де Ски" получила травму.

– Вы заработали перелом носа и травму шеи. Как так получилось?

– Неприятно об этом вспоминать, извините. Но я была в шоке, ведь до этого у меня за всю карьеру никаких травм не было. Нос, на самом деле, пострадал меньше всего. Перелом без смещения – это не так страшно. Проблема была с шеей, причем она остается до сих пор. Уже после завершения сезона мне предстоит реабилитация в клинике у Сергея Чечеля. Это наш мануальный терапевт, остеопат и единственный человек в мире, кому я могу доверить свою шею. Большое спасибо Елене Валерьевне, что она находит и берет на работу таких профессионалов.

– Получив столь серьезную травму за полтора месяца до Олимпиады, вы верили, что успеете восстановиться до Игр?

– Переломный момент был где-то в конце января. Я восстановилась, набрала неплохую форму, стала седьмой в спринте на этапе Кубка мира в Планице. Казалось, все наконец налаживается. Но тут я заболела, а потом, когда чуть оправилась, упала на лыжне и еще раз травмировала шею. Это было за два дня до старта молодежного чемпионата мира. После падения я ехала в отель с твердым намерением собирать вещи и ехать домой. Мне казалось, что это уже все, предел...

– Что заставило вас передумать?

– Разговор с Маркусом. Он удивительно умеет находить подход к каждому. Скажи он мне тогда какие-то другие слова, я бы не послушалась и действительно все бросила, уже была к этому готова. Но после того разговора я приняла решение продолжать готовиться по старому плану. Мы вызвали обратно на сбор Чечеля: он только утром в тот день успел уехать, днем я упала, а вечером он уже летел обратно. Тем же вечером я вышла на вторую тренировку в зале и сделала там даже больше, чем надо было. После беседы с тренером у меня был какой-то нереальный заряд. Я поняла: хватит уже быть размазней, надо работать!

– Это было больно – тренироваться с такой травмой?

– Скорее, тяжело морально. Весь сезон только я набирала форму – как либо заболевала, либо падала. Я звонила своему молодому человеку (лыжнику Никите Ступаку. – Прим. "СЭ") и кричала в трубку, что мне это надоело и я сейчас все брошу. Он мне как-то сказал: "Посмотри на Линдси Вонн (американская горнолыжница. – Прим. "СЭ")! У нее за столько лет были падения и травмы гораздо тяжелее, чем у тебя. А она все равно идет к своей цели и готовится к Олимпиаде".

– Можно сказать, что если бы не травма, вы бы могли в олимпийском спринте подняться даже выше, чем на третье место?

- Не думаю. Сейчас я благодарна судьбе, что все так получилось. Значит, так было нужно.



Имя:
Телефон:
Email:
Вопрос: